Греф и Мордашов обсудили промышленную революцию на встрече ВЭФа в Москве

Глава Сбербанка Герман Греф

Фото: Reuters/Pixstream

На первой за три года встрече Давосского форума в Москве Герман Греф рассказал, почему в Сбербанке не должно быть IT-департамента, бизнесмены рассуждали о промышленной революции, а вице-премьер прибыл только на закрытую сессию

В условиях новой индустриальной революции IT-отрасль уничтожает другие сектора экономики один за другим, поэтому компаниям нужно трансформироваться, заявил на сессии Всемирного экономического форума (ВЭФ) Moscow Meeting глава Сбербанка Герман Греф. Об изменениях также говорили руководители «Северстали» и СИБУРа, а министр связи и вовсе задался вопросом, должно ли существовать его ведомство в новых условиях.

Ждать или меняться

В региональных сессиях ВЭФа в России «был некий перерыв, вызванный известными обстоятельствами», сказал Греф в приветственном слове. Давосский форум — «носитель трендов», который превращается в «самый значимый event в мире», и вряд ли какие-либо международные организации могут с ним сравниться, подчеркнул глава Сбербанка. Как писал РБК, выездная встреча форума, который ежегодно проводится в швейцарском Давосе, прошла в России впервые за три года: организаторы мероприятия в 2014 году приостановили московские встречи на фоне обострения в отношениях России и стран Запада.

Пленарное заседание, открытое для прессы, носило название «Стратегия лидерства в четвертой промышленной революции». Мир вошел в беспрецедентную по масштабам и скорости фазу промышленной революции, задал тон дискуссии директор ВЭФа по бизнесу Мурат Сонмез. Наступила эра, когда IT-отрасль «съедает на завтрак» одну новую отрасль каждую неделю, сказал Греф, и вопрос лишь в том, когда наступит очередь финансового сектора. В такой ситуации компании могут либо выжидать, либо трансформироваться — сначала менять себя, а затем и всю отрасль. Сбербанк может сделать это, следовало из слов Грефа. «Наше влияние в отрасли достаточно значимое, и так или иначе все игроки на рынке будут принимать эти правила игры, — сказал он. — Осознание этого сначала тревожно, а когда ты эту ситуация принимаешь, возникает вторая стадия — интерес».

Но есть несколько вызовов, которые стоят на пути трансформации. «Нельзя изменить ничего вокруг, не изменившись самому, — продолжал Греф. — Нельзя отдать больше, чем сам имеешь». Сначала в Сбербанке надо трансформировать отношения внутри менеджмента и уже потом спускать новую схему дальше, объяснил он. В стадии изменений Сбербанк находится последние два года, самое сложное — трансформация из культуры вертикальных отношений в культуру горизонтальных, подчеркнул Греф.

Еще одна проблема, по его словам, — изменение организационной структуры. Оно опасно для Сбербанка, так как нужно поддерживать устойчивость существующей бизнес-модели, не потерять управляемость. А третий вызов — в том, что руководители банка не связаны с IT. «Нам нужно вдруг освоить то, на что у нормальных молодых людей уходит пять лет обучения и еще пару лет практики», — пожаловался Греф. В диджитал-компаниях не должно быть отдельных IT-департаментов, и их ликвидация — самый большой вызов, технологии и так «должны пронизывать все процессы», отметил он. Весь топ-менеджмент Сбербанка из-за этого прошел через серию экзаменов, поделился глава банка. Он также напомнил, что банк занимается созданием собственной экосистемы, которую очень нелегко сделать на основе финансовой компании, — из-за этого у всей компании «появился азарт».

Вице-премьер и министр экономики прибыли только на закрытую сессию

Изначально организаторы анонсировали две открытые сессии, на второй планировалось выступление представителя российского правительства (кого именно, не уточнялось). На мероприятии ждали премьер-министра Дмитрия Медведева, говорят два источника среди организаторов, однако он не приехал. В итоге кабинет министров (по крайней мере, в открытой части сессии) представлял только министр связи Николай Никифоров. Заявленные среди гостей вице-премьер Аркадий Дворкович и глава Минэкономразвития Максим Орешкин на дискуссию о промышленной революции тоже не пришли.

Максим Орешкин под вечер все же прибыл на мероприятие, однако разговаривать с РБК отказался.

О промышленной революции также рассуждали глава «Северстали» Алексей Мордашов и председатель правления «Сибура» Дмитрий Конов. «Северсталь» — крупная индустриальная компания, которой пришлось изменить структуру из прошлого, а обеспечить скорость и гибкость могут только люди, а не машины, объяснял Мордашов, поэтому для диджитализации компании важны вопросы корпоративной культуры. Крупные предприятия в ближайшие годы не будут меняться так сильно, как те же банки, но трансформация будет, пообещал Конов.

Никифоров же рассказал о развитии цифровой инфраструктуры в России, в частности широкополосного и мобильного интернета. Кроме того, он попытался переложить тезисы Грефа на госуправление. Если в современной компании не должно быть IT-департамента, то нужно ли правительству Министерство связи, поинтересовался он, не дав, впрочем, прямого ответа на этот вопрос. Он также вспомнил недавнее Послание президента Владимира Путина Федеральному собранию, назвав его «самым айтишным» в истории. Глава государства, по словам Никифорова, расставил «политические акценты». Министр также пожаловался на относительно невысокий уровень расходов на цифровые технологии в бюджете — около 100 млрд руб. при общих расходах в размере 16 трлн руб. В других государствах это соотношение принципиально иное, отметил Никифоров.

Сессия ВЭФа в Москве завершилась закрытой частью, на которую не пустили журналистов. Корреспондент РБК не видел Аркадия Дворковича, однако его представитель сказала, что он участвовал в закрытой части сессии. 

Комментарии недоступны

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по рубрикам
Поиск с Google
Войти | Дизайн от Gabfire themes
Top