Типичная франко-фобия

Венецианское жюри было наиболее сильным по составу за весь прошедший фестивальный сезон. Пожалуй, даже чересчур сильным. Статус Нури Бильге Джейлан, Хоу Сяо Сьеня и Павла Павликовского вполне позволял им его возглавить, но эта честь была возложена на ветерана Венеции, грозу «Гравитации» Альфонсо Куарона. Сойтись во всем эти столь не похожие друг на друга режиссеры, разумеется, не могли, поэтому часть решений носит явно компромиссный характер — как, например, награждение призом за лучшую роль итальянской артистки Валерии Голино, сыгравшей в одном из худших фильмов программы с соответствующим названием «За вашу любовь» (Por Amor Vostro). Или присуждение сразу двух наград — за сценарий и мужскую роль — другому худшему фильму, «Горностай» (L’hermine) Кристиана Венсана, хотя никто не спорит с тем, что Фабрис Лукини хороший актер. В «Горностае» — фильме, не разобравшемся лирическая ли он комедия или судебная драма — Лукини играет невыносимого судью в красной мантии, подбитой указанным горностаем, который среди присяжных по делу об убийстве ребенка неожиданно встречает свой любовный интерес — медсестру, ухаживавшую за ним, когда он сломал ногу. Сразу было не очень понятно, что эта шняга делает на фестивале, а то, что ей выдали сразу два неслабых приза — вообще за гранью человеческого понимания. Но, видимо, такова цена за адекватность остальных решений.

Призом имени Марчелло Мастроянни, вручаемым лучшему молодому актеру, наградили юного африканца Абрахама Аттаха за главную роль в фильме «Безродные бестии» (Beasts of No Nation) от производителя «Настоящего детектива» Кэри Фукунаги. Его герою — потерявшему семью 9-летнему мальчику ничего не остается, как присоединиться к голопузой армии взрослого «команданте», делающего из детей полноценных солдат-убийц.

Спецприз жюри достался молодому турку Эмину Альперу за недотянутую метафору всеобщего безумия и паранойи, явленную в картине «Бешенство» (Frenzy) — повествовании о том, как религиозная и политическая напряженность аукается в жизни обычных людей, двух братьев, один из которых профессионально расстреливает бродячих собак, а другой только что вышел из тюрьмы в обмен за стукачество на соседей. И хотя история кино знает многих режиссеров, которые даже в молодые годы создавали атмосферу безумия куда лучше награжденного турка (например, Роман Поланский), из него все же, возможно, тоже будет толк.

Гран-при жюри справедливо отошло Чарли Кауфману, сценаристу знаменитых абсурдистских комедий «Быть Джоном Малковичем», «Адаптация», «Вечное сияние чистого разума», снявшему вместе с молодым Дюком Джонсоном анимационный кукольный фильм «Аномализа». Как и полагается в хорошем кино, форма здесь является содержанием — куклы лучше передают обезличенность, стертость, равнодушие мира, давно повергшие в безвылазную депрессию типичного хорошего работника и семьянина по стертому имени Майкл. Он испытывает неожиданное и краткосрочное просветление, познакомившись с женщиной, показавшейся ему одновременно идеальной и аномальной, но наутро в ней, ясное дело, разочаровывается.


Кадр из фильма «Клан»

Приз за лучшую режиссуру, являющийся в Венеции вторым по главности, достался аргентинцу Пабло Траперо, с энергией раннего Скорсезе снявшему лучшую на сегодня свою картину — «Клан» (El clan). Не без некоторой натяжки ее можно назвать «Грузом 200» по-аргентински. После падения тамошней диктатуры бывший сотрудник аргентинского КГБ, человек высокопрофессиональный и дисциплинированный, с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, берет в заложники и чаще всего убивает людей, чьи родственники в состоянии заплатить за них огромный выкуп. В этом деле офицеру с честными голубыми глазами посильно помогает почти вся его большая семья, сыновья, жена и, конечно, коллеги по цеху. Пока жертвы томятся в подвале их дома, испуская страшные вопли, наверху кипит жизнь — готовится курица, сын, заманивающий приятелей в машину к отцу-убийце, параллельно преуспевает в спорте, приводит в дом девушку… Кнопка элементарной морали запала и неизвестно, когда включалась в последний раз. Самое удивительное, что «Клан», как и многие другие ленты Венецианской Мостры, основан на совершенно реальных событиях.


Кадр из фильма «Издалека»

«Золотой лев» отошел ленте «Издалека» (Desde alla) венесуэльского дебютанта Лоренцо Вигаса — картине, о которой многие забыли ввиду ее скромности, между тем, это действительно один из лучших фильмов конкурса, экономная, чистая по режиссуре трагическая история сближения и предательства. Героев всего двое — немолодой хозяин магазина вставных челюстей (чилиец Альфредо Кастро, звезда всех фильмов Пабло Ларрэйна, от «Тони Манеро» до «Клуба») и уличный мальчишка, которого влекут к себе его деньги. Динамика их отношений весьма прихотлива — не видевший ничего хорошего в жизни мальчишка сначала наносит пожилому мужчине тяжкие телесные повреждения, только для того чтобы понять, что страшнее ран телесных могут быть раны душевные. А для нанесения последних нужна особая жестокость, которую он — как и амебные персонажи «Клана», лишенный всяких представлений о морали, — пока еще в себе не выработал. Сценарий картины уступает в качестве его режиссуре, и выдающемуся Кастро в финале совсем нечего играть, но венесуэлец Вигас определенно заслуживает самого пристального наблюдения.

Досадный факт ненаграждения «Франкофонии» Александра Сокурова, лидировавшей и в зрительском, и в критическом рейтинге (что большая редкость), кто-то трактует политически. Дескать, картина оголтело защищает культурные и христианские ценности «старой» Европы, и эта риторика могла показаться кому-то недостаточно политкорректной. Однако жюри проигнорировало все фильмы, выполненные на стыке форматов — не получило призов не только кинематографическое эссе Сокурова, но и прекрасное «домашнее видео» Лори Андерсон, и амбициозный документальный фильм «Бегемот» китайца Лян Жао. Точно так же жюри обошло и всех мэтров — призов не получил не только Сокуров, но и израильтянин Амос Гитай, чья почти трехчасовая лента «Рабин. Последний день» шла в рейтингах сразу после «Франкофонии», хотя ее и мало кто досмотрел до конца. Не снискали наград ни отличные, мускулистые «11 минут» знаменитого поляка Ежи Сколимовского, ни странная, но симпатичная «Кровь от крови» итальянского классика Марко Белоккио.

В целом, мексиканец Куарон, наградив сразу двух латиноамериканцев и обойдя вниманием всех европейских мэтров, подчеркнул: регион, из которого он вышел, — место большой, может быть, главной сейчас кинематографической силы. Не удивлюсь, если следующие свои картины лауреаты нынешней Мостры снимут в Голливуде, как это делают сам Куарон, Иньярриту и Гильермо дель Торо.

Авторская колонка отражает исключительно личное мнение автора, не всегда совпадающее с мнением редакции «Комсомольской правды»

Комментарии недоступны

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по рубрикам
Поиск с Google
Войти | Дизайн от Gabfire themes
Top